Перед плохо не бывает страшно. Моя страна Оз. Ч.1

Рассвет пробивается сквозь густое скопление капель воды в воздухе над озером, чудом проникая в комнату через легкий полупрозрачный тюль цвета «Дикий синий», как было написано на сайте, с которого я его заказала. За панорамным окном моего домика все чётче вырисовывается прекрасная картина, как в исключительно продуманных декорациях к фильму, а я наконец-то отрываю свой взгляд от ноутбука, чтобы по традиции полюбоваться этой красотой и найти плюсы бессонницы — пишется хорошо, хоть и думается плохо. Своего рода бессвязный текст, который днем можно привести к подобающему виду для парочки статей.

Потянувшись и захватив плед, я вышла на террасу на миг ощущая себя героиней триллера Донато Карризи «Девушка в тумане», который смотрела еще будучи школьницей.

«Возможность вот так выходить по утрам стоила мне таких стараний. Как и всё — далось с боем. Риелтор обогатился на моей упёртости обладать этим домом, — нахмурив нос, подумала я. — Вот ведь наглость просить доплату за вид из окна, когда терраса готовится разлагаться от сырости.» Смерив гнев на милость, я провела рукой по перилам и потянувшись, чуть не обронив плед с плеч на вечно мокрую траву, вошла обратно в свою комнату. «Свой дом- автоматически поправила я себя. — Это не моя комната — это мой дом. Весь.»

Теплый душ и мой любимый гель, благодаря которому кожа пахнет клубникой, смоет очередную бессонную ночь (не стану задумываться, что следующая будет такой же). Быстрая оценка внешности в запотевшем от стоградусного, по ощущениям, душа в зеркале и можно выходить.

-Ходить по дому после ванны без полотенца — какой неожиданно приятный плюс, — произнесла я в пустоту, глупо улыбаясь. Раньше я не могла себе такого позволить. Ни первого ни второго.

Шум со стороны леса привлек мое внимание и сразу же заставил передумать насчет хождения по дому голышом. «Трусиха, — мысленно отругаю себя. — Разве такому поведению тебя учили всё детство? Иди проверяй, горе-герой. Это твой дом, — в сотый раз напоминаю себе.» Один шаг, второй, третий и вот я, спрятавшись за тюль, выглядываю из окон в поисках источника шума, но ответом остается только тишина и рассеивающийся туман.

«В детстве туман пугал своим внешним проявлением, по мере взросления пелена окутывала и то, что внутри. Ощущения почти те же — сбившиеся ориентиры. Не видишь и, самое тревожное, не ощущаешь своего выбора — делаешь шаги, не зная, что под ногами. — процитирую про себя Сафарли из прозы «Расскажи мне о море». Это произведение я запомню на долго — мой редактор почти заставил меня выучить всю книгу пока я переписывала по его воле рецензию! От этих мыслей захотелось избавиться в ту же секунду как они появились.

Переведя взгляд от книжных полок, я зашла в свою маленькую гардеробную мечты. За пару месяцев, проведенных в этой стране, я понемногу начала привыкать к перепаду температур и, поэтому, откинув соблазнительные мысли надеть платье с открытым рукавом, которое в минутном порыве купила в молле, я потянулась к желтому джемперу с плетеным узором из вискозы и черной жаккардовой юбке. «Вот она, Уютная мода в стиле хюгге,» — так гласила надпись, которая привлекла моё внимание на витрине магазина Lesel.

Мой живот предательски заурчал, пока я изучала своё отражение в зеркале, любуясь недавними покупками. Я поступила как обычно — проигнорировала эту выходку и направилась обратно в ванную, чтобы приукрасить свое бледное от природы лицо. В дверь постучали.
-Неужели кто то кроме меня не спит в субботу утром? — с легким возмущением пробубнила я, ударившись коленом об угол кровати и на ходу меняя направление.

-Привет, ранняя пташка! Что с лицом, ты не одна? — начал с порога Макс. Давний друг, перебравшийся со мной, по его словам «за компанию», и живший через улицу.
-Макс, придумай новую фразу для приветствия наконец, — потирая левую ногу и впуская его, промямлила я. — Залетай!
-Ты опять не смогла пройти мимо углов своего нового дома? Стол? Может диван? — гадал он, приобняв меня за плечи. — А может быть кровать?

-Да хватит уже, — застонала я от ежедневной игры «найти мою слабость».

-Да, точно! — завопил довольный Макс, увидев ответ по моему ненавистному взгляду на не застеленную кровать, которая выполняла функцию рабочего места. — Скоро на тебе живого места не будет. Как еще без новых переломов обходишься то.

Припираясь на тему моей неуклюжести и равновесия, мы дошли до кухни. «Ну давай, смотри в холодильник, — предсказывала я будущее, которое никогда не менялось.»

-Хэй, ну как можно жить без вкусной еды, что за салатики, дружище? — передразнивала я слова Макса параллельно с ним. — Ты знаешь, что у тебя большие проблемы со словарным запасом?

Мои фразы были проигнорированы.
Пока продолжалась ревизия содержимого моего холодильника, я стояла возле раковины и смотрела на своего друга детства, гадая почему он так рано пришел ко мне — он всегда поступал спонтанно, когда что-то от меня скрывал. «Может он нашел девушку? Или заскучал по дому и хочет уехать? Нет, быть не может. Он же уговаривал меня исполнить нашу маленькую детскую мечту и вместе переехать в другую страну. Не могли мы преодолеть всё это просто так. Нужно купить зефир.«

-Может сходим в продуктовый, раз ты не нашел в моем доме еды?

-Да ну, зачем? Уже какой век, Софи, очнись от своих статей и книг — век технологий! Давай свой телефон, я научу тебя пользоваться службами доставки, — умничал уже из другой части комнаты Макс, роясь в моей сумке в поисках телефона.

-Давай всё равно сходим, прогуляемся. Ты же как вампир, на улицу выходишь только, чтобы перейти дорогу и зайти из своего дома в мой. Ты когда последний раз в офис приезжал?

-Ни разу. А зачем мне вся эта дорога, пробки, люди? Я для того и учился на Разработчика, чтобы общаться только с монитором, — поправил он очки, которые носил «для красоты» и высыпал содержимое моей сумки на диван. — Соф, ну и срач у тебя в сумке. Что это такое вообще? — словно дрессированный Бордер-колли, наклонив голову набок, Макс держал в руках мою тушь для ресниц от Jeffree Star с тубой в виде плетки.

-Ты многого обо мне не знаешь, — подмигнув, ответила я и направилась в его сторону походкой от бедра (как минимум, я так думала). Макс сразу же положил тушь на место и отошел от того бардака, который устроил на моем диване с наброшенным на него вязанным пледом гранатового цвета. — Придется опять собирать все по феншуй, — утрированно закатила глаза я, закидывая всё содержимое обратно в сумку. — Вот телефон, на кровати.

-Пойдешь ужинать со мной после работы?

Вот теперь я точно была уверена, что он что-то от меня скрывает — утром приглашать меня на ужин. Спланированный, а не спонтанный — это точно не в его характере.

-Хочешь зефир? — спросила я, а Макс промолчал.

Эта сладость, зефир, была особым знаком в детстве, ведь никто из нас ее не любил и мы давились ей только в моменты, когда ссорились или должны были рассказать друг другу какую-то тайну, не рассказанную ранее — вот именно к этому варианту сейчас я и склонялась. Мой лучший друг что-то натворил.

-Какой зефир? Терпеть никто из нас его не может. Давай будем сегодня через силу, как его, поедать вкусный ужин и я даже закажу пару бокалов твоего любимого вина.
-Соглашайся, я зашёл с козырей, — выдержав небольшую паузу продолжил Макс.

Я не успела ответить — меня отвлек тот же шум. Я посмотрела на Макса, но он, похоже, его не замечал. Я стояла не более чем в пятнадцати шагах от террасы и смотрела на лес, уже открывшийся взгляду после нашествия тумана. Я посмотрела на заказывающего нам, несомненно превышающий все возможные калории, завтрак, Макса и в очередной раз за эти месяца мысленно поблагодарила его за настойчивость. Благодаря ему я здесь. В своем доме, где все лежит или валяется так, как мне хочется. В доме, где вот так в наглую хозяйствует мой друг детства, пусть и с намерениями свести меня в могилу с таким количеством жиров на завтрак.

-Куда пойдем на ужин? Мы с тобой еще никуда не выходили после окончания ремонта.

-Остров то маленький — 345 тысяч человек, но должен признать тут не мало ресторанов судя по карте. Отзывы хорошие, — я закатила глаза от очередной проверки Максом мнения людей вокруг. — А раз ты будешь под влиянием белого полусладкого — нам лучше не устраивать долгих поездок.

Я показала ему язык, взяла ноутбук и села на свою «рабочую» кровать, которая так и не использовалась по прямым назначениям.

-Ты так и не пьешь лекарства, что тебе прописали от бессонницы? — начал свою лекцию заботы Макс. — Ты решила побить рекорд в 11 суток? — как и многие другие, этот монолог я знала наизусть. — Соф, может съездим к тому врачу, что..?

-Нет, — рявкнула я, не дав ему закончить фразу. — Я туда не ногой. Уже обсуждали.

-Он же может помочь с твоими снами, — снова начал почти умолять он меня, как пару лет назад, но сдал позиции, столкнувшись с моим разъяренным взглядом. — Ладно, редактируй свои статейки для этой Фло (так звали мою начальницу) и будем нормально завтракать.

«Ятрофобия или боязнь врачей — написать об этом?» — записала я себе в закладках и принялась редактировать очередную рецензию, зная, что что бы я не отправила, Фло вернет мне обратно, в отличие от остальных статей, минимум 7 раз.


Вечер наступил незаметно — я работала, а мой приятель с переменным успехом читал мне лекции, которые, если честно, я слушала в пол уха, о новых технологиях и необходимости приобрести новенький Iphone. К вечеру его терпение иссякло.

-Если мы еще на час задержимся с ужином, то я буду готов съесть целую корову, — закрывая мой ноутбук, который я держала на коленях, сказал Макс и отложил его в сторону, уронив мою компьютерную мышь. Она осталась свисать на проводе с края стола пока меня бесцеремонно заталкивали в ванную комнату. Когда дверь захлопнулась перед моим носом, в комнате все еще можно было различить недовольное бормотание голодного мужчины.

В ресторан мы приехали к семи — на час позже, чем я обещала утром, потому что в отличии от Макса, я не могла прийти в джинсах и рубашке, выглядя при этом как с обложки модного журнала. «Слишком красив для еженедельных походов в ресторан с подругой, а не обворожительной блондинкой по уши влюбленной в него, — в очередной раз подумала я, поймав на себе его довольный взгляд, который метался от одного блюда в меню к другому.»

-Ты как всегда великолепна. И всего то за час собралась! — прокомментировал с восторгом в глазах он пока нас вели к забронированному столику на двоих с видом на пристань.
Сегодня я и вправду ощущала себя особенно красивой в коктейльном платье темно-ирисового цвета со струящейся атласной юбкой длины миди, а черно-стальная вышивка на лифе и атласный пояс удачно подчеркивали фигуру, которую я с переменным успехом поддерживала самостоятельными тренировками на террасе.

-Спасибо, ты тоже как всегда небрежно прекрасен. Все официантки опять будут бегать вокруг нашего стола, — закончила я обмен любезностями, присаживаясь за столик и понемногу проникаясь атмосферой этого места.

Мы любили выходить в свет ещё до переезда в Исландию, поэтому добрая половина моего гардероба состояла из вечерних нарядов и, вне зависимости от обстановки, мы всегда ощущали себя ресторанными критиками. Конечно, до Энди Хейлера нам было как до луны.

Ресторан «Kopar» располагал не только столиками в основном зале, где расположились мы с Максом, откуда через большое панорамное окно любовались уходящими кораблями, а так же и на веранде. Конечно, наслаждаться приготовленными блюдами на свежем морском воздухе было бы приятно, но, не оставалось сомнений, что мой заботливый друг знал, что я замерзну и выбор расположения столика был очевиден.

«Нынешняя столица Исландии раньше была рыбацким поселком. Память о былых временах хранит старая пристань города, где рано утром рыбаки выходили в море, а вечером возвращались с пойманным уловом. Этот промысел является основным и по сей день.» — так гласила надпись с пятью звездами на основе отзывов на сайте, который мне показал Макс пока мы ехали в такси к ресторану. И правда, меню могло похвастаться изобилием исландских блюд: от разнообразных морских деликатесов до сочного ягненка.

-«Приключение Kopar», пожалуйста, — озвучил Макс наш выбор официанту и подмигнув мне стал любоваться видом.

-Здесь чудесно! Может через годик переедем, скажем, в Сиэтл? Плавучие дома на озере Юнион из фильма «Неспящие в Сиэтле». Помнишь, мы смотрели его в День Святого Валентина? В таком доме ещё жил главный герой, — начинаю агитировать я Макса, заинтересованного скорее в скорости подачи блюд. — Его играл Том Хенкс, — не унимаюсь я, привлекая его на первый взгляд рассеянное внимание.

-Ему еще писали сотни женщин после рассказа сына о смерти матери. Помню. Моя футболка насквозь промокла от твоих слёз, как такое забудешь? — наконец то удостоил меня ответом Макс. — С тебя всё еще новая футболка.

Не успела я ответить, как он продолжил:

-Ты мне так и не призналась, ревела ли весь вечер из-за фильма или твоего балеруна, что тебя кинул? — с нахальной улыбочкой, от которой наверняка не устояла бы ни одна девушка, поднял он давно забытую тему и предмет издевок надо мной.

-Михаэль. Его зовут Михаэль, Макс. И он не балерун, а профессиональный танцор, — спокойным тоном ответила я, к сожалению, почувствовав укол обиды при воспоминании о нём. — И ревела я из-за фильма, — пауза. — А футболку ты не получишь — не жди.

-Ладно, Соф, не дуйся. Пусть твой Михаэль танцует подальше от тебя, — искренне произнесенные слова друга на минуту вернули меня ко временам института, когда мне изменили ради забавы, ко временам, которые я провела в объятиях своего лучшего друга, засыпая и просыпаясь под его бархатный голос, декламирующий одно из его любимых произведений — «Автостопом по галактике» Дугласа Адамса. — А вот и наши восемь блюд от шеф-повара! — вывел меня из пелены воспоминаний Макс.

Отбросив прошлое, я начала рассматривать блюда, которые официант по очереди расставлял на нашем столе. Одно блюдо было великолепнее другого: мидии с салатом из свежего фенхеля и омар, обжаренный во фритюре в тесте для вонтонов с соусом чили, красным луком юдзу и хреном в качестве закуски, маринованный морской окунь с пюре из цветной капусты, брокколи на гриле с тыквенными семечками и цитрусовой глазурью. На стол поставили очередное блюдо, которое Макс сразу же приметил — ризотто с главными сокровищами моря: лобстером, крабом и креветкой, которое подали с сытным соусом из моллюсков — на столько сытным, что я даже не стала на него рассчитывать и кивнула Максу, умоляюще смотрящему на меня глазами кота из «Шрека». Остальные блюда выглядели на столько необычно, что я не бралась распознать из чего они приготовлены и просто начала пробовать каждое.

Мы наслаждались вечером, вкусной едой и прекрасным видом, который открывался из панорамных окон на пристань с пришвартованной к ней яхтой длиной в 21 метр, как мне сообщил Макс, поднимая бокал Шардоне за наш удачный переезд.

-Соф, плавучий домик так плавучий домик. Ты же знаешь, что я всегда поеду с тобой, если захочешь, — внезапно сменив тему утвердительно произнес Макс, смерив меня серьезным взглядом своих серо-зелёных глаз.

-Знаю, конечно. Ты поедешь со мной, а я с тобой. Так всегда было, — я озвучила прописную истину не поняв смены его настроения. Я гадала, что же он от меня скрывает.

-Ну так поднимем бокалы за нашу парочку! — просиял Макс, потянувшись к моему бокалу.

Звон стекла и запах вина наполнили воздух вокруг нас, смешавшись с остальной атмосферой, царящей в заведении. Зал был полон, с яхты у причала доносилась живая музыка — кажется, играли на скрипке.

-Надо было заказать тебе «Коллекцию рыбака», — шутил надо мной Макс, — там же «идеально подобрано коллекционное собрание виски и конька мирового класса», — цитировал он описание из меню. — Треть этой дегустации и твоё наблюдение за морем заиграло бы новыми красками!

-Поверь, мне хватает вина, — пробормотала я, поднося ко рту последний кусочек чизкейка с малиновым соусом и чувствуя как от нескольких выпитых бокалов и вправду начинают блестеть мои глаза.


Было около одиннадцати часов ночи, когда мы сытые и довольные открыли дверь моего дома. Нас встретила тишина, которая била по ушам после шума ресторана, и туманная, тонкая в своем очертании, луна — свидетельница моих побед и неудач, моя муза, критик и ночная собеседница.

-Приходи ко мне, если опять не уснешь. Можешь не вылезать из пижамы, — прозвучала замена фразы «Спокойной ночи» от Макса и он, обняв меня на последок, направился к своему дому расстегивая по пути кардиган из кашемира от Burberry, который я дарила ему перед тем, как он улетел на год учиться в Шотландию. От воспоминания об этом периоде моей жизни я содрогнулась, но мысли уже пустились в пляс и я была не способна их остановить. Мало того, я собиралась написать об этом статью. «Да, Соф, гениально. Не забудь написать про ВСЕ свои неудачи и сломанное ребро добавь в придачу, — комментировал мой внутренний голос.»

Я вспомнила палату, запах антисептика, боль в груди. Вспомнила как задыхаешься от жгучего прикосновения и не можешь справиться с приступом паники, как тебя преследуют голоса, которые хотят вернуть тебя к жизни, эту жизнь и забирая. Тугие ремни, натёртые ими запястья, мимолетная боль в какофонии звуков и прикосновений. Вдох, ещё один. «Только не снова, не опять, — умоляла я себя, присаживаясь на край кровати. — Яхта. Вспомни яхту. Сколько она метров? Какая музыка играла, когда Макс забирал малину с моего Чизкейка? — сыпала я вопросами, чтобы отвлечься, параллельно прижимая голову к коленям, покачиваясь взад-вперёд.«

— 21 метр, — вдох. — Играла «All Alright» Sigur Rós, — отвечала я вслух на автомате. Выдох. — Мы пытались подпевать, — вдох. — Макс подавился малиной, — выдох.

«Сегодня легче, — подумала я и, касаясь дверного проема, прошла в ванную комнату.» Десятиминутный душ привёл меня обратно в состояние слегка опьяненного забвения и, довольная тем, что навыки подавления паники у меня стали заметно лучше, я направилась за бутылкой вина и нарезкой сыра, чтобы пойти к Максу и в сотый раз пересматривать какой-нибудь фильм из его коллекции «любимчиков». Он отравлял мой организм своими заказными завтраками утром, я же справлялась с этой задачей с помощью вина пару раз в месяц.

Накинув свой длинный шерстяной кардиган с тонкими полосатыми деталями в стиле Rykiel, который позволял выходить из дома без опаски быть увиденной в розовой атласной пижаме, взяв свой набор для фильма, я распахнула дверь, ведущую на пустую улицу, освещенную тусклыми фонарями. «Даже они спят,- раздосадовано прокомментировала я про себя

Стук в окно. Дуновение ветра. «Показалось, — мимолетная мысль. К этим звукам я уже привыкла. — Ладно, закрою окно и пойду к Максу, проветрю утром.» Подойдя к окну, ведущему на террасу, я увидела вероятного виновника непонятных шумов — кролик. Он сидел прямо на моей террасе и не думал убегать, завидев моё приближение.

-Хорошо, что не овца, — произнесла я вслух и вспомнила рассказ Макса: «Представляешь, овец тут в два раза больше чем людей!» — с каким восторгом рассказывал он мне об этом пока мы ехали к новому месту жительства из аэропорта на арендованной машине.

-Эх ты, — начала говорить я со смесью удивления и восторга от возможности посмотреть на своего ночного гостя. — Вас специально пытаются истребить тут, чтобы не пакостили фермерам, а ты стучишься в мой дом, сидишь один и не боишься меня. Я не могу тебя впустить.

Я присела на корточки в паре шагов от этого небольшого животного с мягкой пушистой шерстью. Милый вредитель поднял ушки и прижался ближе к земле — он прислушивался, следил за моими действиями, был на стороже, но почему то не убегал.

-Присоединяйся к нам с Максом, — прозвучавшее шутливое предложение, видимо, заинтриговало моего нового друга и он, в один прыжок преодолев расстояние между нами, выхватил из моих рук упаковку сырной нарезки к вину и рванул в сторону леса. — Да зачем тебе сыр, ты же его не ешь! — крикнула я ему в след, сама не понимая зачем, и сошла с террасы на мокрую траву, освещенную моей бледнолицей подругой — луной.

Словно поняв мои слова, кролик остановился и выронил упаковку, оставив её лежать между моим домом и лесом, куда сам не спешил удирать. «Отлично, Софи, ты идешь ночью за кроликом, который украл у тебя сыр! — комментировала я абсурдность ситуации у себя в голове, оставляя бутылку Рислинга на краю террасы.- Макс просто ляжет со смеху от этого. Кролик украл у меня закуску к вину!» Медленным шагом по изумрудной дорожке я приближалась к вороватому созданию. «Может ты окажешься Волшебником страны Оз и подаришь мне сердце? Тотошки правда у меня нет, да и дом не летал, — эхом отозвалось в потяжелевшей голове«.

В отличие от всей Исландии, которая известна только вырубленными лесами, про которые ходят шутки, что заблудившись в них стоит просто встать с колен, лесной массив за моим домом, который находится в окрестностях Рейкьявика между живописным озером «Этлизавахтн» и горным массивом «Голубые горы», не создаёт такого впечатления. Лес смешанный, в нём растут и хвойные и лиственные деревья. С момента переезда я ни разу не заходила на эту лужайку и тем более не приближалась к лесу, только рассматривала его с террасы, занимаясь йогой в перерывах между написанием статей и обсуждениями их с Фло. Стройные ели и сосны различных пород с красивыми длинными иголками, сибирская лиственница и карликовая берёза — всё, что мне удалось разглядеть в лесном массиве.

Забыв о незваном госте, я делала последние шаги до места, где была оставлена упаковка, представляя сколько столетий мне это будет припоминать Макс. Чем ближе я подходила, тем темнее становилось вокруг из-за раскидистых лап елей, что не пропускают солнечный свет днём и лунный ночью. Оставшиеся пару шагов я сделала наугад под пристальным взглядом светящихся в темноте глаз. Где то закричали вороны, холодный ветер проник под мою одежду, выдернув моё тело из согревающего эффекта Шардоне, и я, оступившись, не найдя под ногами землю, полетела вниз.


Ч.1.

Перед плохо не бывает страшно. Моя страна Оз. Ч.1: Один комментарий

  1. Уведомление: Перед плохо не бывает страшно. Карточный дом. Ч.2 — Личный дневник напоказ

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s